И все должны мы неудержимо. Но банку простят миллиард, а бедняку – ни копья

И все должны мы неудержимо. Но банку простят миллиард, а бедняку – ни копья

Кредитная кабала доводит семьи до последней черты и лишает детей надежды на будущее. Должно ли государство разработать программу по списанию безнадежных долгов?

Кандидат, который пообещает списать долги по потребительским кредитам, получит безусловную поддержку избирателей на президентских выборах. Мера неприкрыто популистская – но сразу же решает кучу проблем. Кроме явки в районе 90% – заметно снизит градус общественного недовольства, может очистить банковский сектор от заведомо невозвратных долгов и дать взрывной рост потребления.

Если обратиться к дореволюционной истории, нетрудно проследить закономерность: первое, что сжигалось в еврейских погромах – долговые книги.

Именно кабальные записи толкали народ к бунту, стремление «снести все старое» и начать жизнь с чистого листа подпитывали боевой дух мятежников. Люди ведь не платили вовсе не потому, что не хотели возвращать долги. А потому, что уже не могли платить. И иного пути, кроме как окончательно продаться в рабство заимодавцу, у них не оставалось.

В современном мире на место ростовщиков пришли микрофинансовые конторы и банки, готовые выдавать «быстрые займы». Приведу лишь одну цифру: в декабре 2,1 млн. россиян получили микрозаймов на 24 млрд. руб., что стало абсолютным рекордом за последние десять лет.

То есть больше двух миллионов россиян взяли по три-пять тысяч рублей под дикие проценты, чтобы накрыть новогодний стол и купить подарки близким. А когда праздники закончились, угощения были съедены и подарки вручены, пришло время платить по счетам. Кто-то погасил долг сразу, кто-то – с задержкой, уплатив драконовские штрафы, а кто-то не сможет отдать совсем и попадет в руки коллекторов и приставов.

У многих людей попросту нет денег. И существующая система толкает их либо на путь преступления, чтобы любой ценой закрыть кредит – либо подводит должника к мысли о самоубийстве. Когда человек не видит выхода из тупика, он принимает решения, которые далеко не всегда можно объяснить логически.

И не стоит думать, что невозможность расплатиться по долгам – беда только маргинальных слоев. Люди из среднего класса в кризис потеряли высокооплачиваемую работу, под которую брали кредиты на новое качество своей жизни – вот и попали впросак.

Это взрослые, состоявшиеся люди, нередко – даже владельцы бизнеса. Просто кредитные карты они открывались лет десять, а то и пятнадцать назад, за это время экономическая ситуация в стране сильно изменилась, бизнес-обороты упали. И сегодня денег им хватает лишь на то, чтобы вносить обязательные ежемесячные платежи, но не закрытие долга.

Проблема назрела – и решить ее можно двумя способами: либо списать безнадежные долги, либо увеличить доходы населения. Как одномоментно повысить уровень доходов, лично я не знаю. Остается кредитная амнистия.

Сразу же возникает вопрос: как списывать и кому – малообеспеченным, многодетным семьям или матерям-одиночкам? Полностью или частично? И насколько это справедливо по отношению к тем, кто добросовестно расплатился – и, может, из последних сил? Или продолжает исправно платить, отказывая себе во всем?

Чем добросовестные заемщики хуже тех, кто набрал кредитов, не задумываясь о завтрашнем дне?

У меня нет четких ответов на эти вопросы. Решение таких серьезных проблем требует коллегиального подхода и мозгового штурма специалистов.

Возможно, первым шагом на пути к кредитной амнистии стало бы создание прецедента по микрозаймам. Ведь само наличие микрофинансовых контор – это что-то на грани обмана. Если раньше на каждом углу были залы игровых автоматов, то теперь конторы «Займи до зарплаты!». И не секрет, что там крутятся сомнительные деньги. Сфера микрокредитования наверняка нуждается в максимально жестком регулировании – ибо являет собой общественно опасную кредитную иглу для обдирания до нитки финансово неграмотных…

Конечно, вся эта идея рискует разбиться о такой контраргумент: мы так породим культуру невозврата долгов.

Другие считают, что списание долгов неминуемо приведет к раскручиванию маховика инфляции. Не согласен. Конечно, любая, даже самая умная и хорошая вещь, если сделать ее по-глупому, может привести к катастрофическим последствиям. Но если заведомо невозвратные ссуды переводить в какой-то промежуточный инструмент, смягчающий тяжелые сегодняшние последствия – выиграют и банки, и заемщики. Но все это, повторяю, надо делать с умом и с представлением о конечной цели.

Сущность всей нашей нынешней экономики потребления в том, чтобы превратить всех нас, от мала до велика, в рабов долга. Но смысл и назначение всем вещам придают духовные и культурные ценности. Кухонный нож – незаменимый помощник на кухне или орудие убийства? Мы либо преклоняемся золотому тельцу – либо используем деньги как средство для взаимного расчета и поощрения за эффективный труд…

Сегодня в обществе царит культ алчности и эгоизма, уничтожить его нам, как оказалось, не по силам – но можно его хоть как-то скорректировать. Сама банковская индустрия стала у нас тоже своего рода Молохом. А главный ее интерес должен быть не в микрокредитах. Это все от бедности и загнанности в угол.

Настоящие, порядочные банки должны выращивать своих порядочных клиентов, бороться за доход от их будущих успехов. Нет денег – получи образование, которое позволит построить успешную карьеру, купить дом для семьи. А заплатишь, когда встанешь на ноги. Во многих европейских странах такой принцип уже действует – и приносит взаимное обогащение.

И если уж в нашей Конституции сказано, что Россия – социальное государство, власти должны тем более внедрять указанный выше принцип и бороться против банковской кабалы для население.

Но при фактическом отсутствии роста зарплат в последние годы у нас продолжается рост коммунальных тарифов, акцизов, цен на продукты. И вроде бы по каждой группе в отдельности – в пределах инфляции, но когда все вместе складываешь, получаются удручающие цифры. Накал от этого все усиливается, но наши правители эту тему всерьез не поднимают, изредка выдергивая лишь отдельные аспекты: историю валютных ипотечников или совсем уж дикие случаи произвола коллекторов.

Бедность – один из худших пороков. Она порождает в людях злость и зависть. Если мы хотим, чтобы дети миллионов людей, едва сводящих сегодня концы с концами из-за кредитной кабалы, выросли полезными для общества, нужно дать им возможность учиться, совершенствоваться. Не быть с детства затравленными заложниками дикой банковской системы.

У государства есть две обязанности – собирать деньги и раздавать их. Сегодня в этом плане у нас чудовищный перекос: все больше обираются бедняки – и все больше раздается богатеям. В госбюджете находятся сотни миллиардов долларов, чтобы прощать долги ожиревшим до безобразия банкирам – а заемщикам по микрокредитам прощения нет!

Источник: newsland.com

Добавить комментарий

*

семь + четырнадцать =